Жена Джигарханяна оказалась в тяжелом состоянии и попросила ее добить

Элина Мазур — одна из фигуранток громкого дела Виталины Цымбалюк-Романовской и Армена Джигарханяна. Сначала она защищала и представляла интересы подруги, но потом резко переметнулась на сторону Джигарханяна.

Как уверяет сама Элина, она раскаивается в том, что приняла участие в афере бывшей подруги. Первой она навестила Татьяну Власову, бывшую жену Армена Джигарханяна.

«Звоню в дверь квартиры в Староконюшенном переулке. Она мне открывает. Совсем седая бабушка. Опирается на палочку – тяжело стоять, болеет. Никогда не забуду ее глаза – обиженного ребенка, – рассказывает Мазур. – Татьяна Сергеевна знала меня по телешоу как представителя Цымбалюк-Романовской. Тихо произнесла фразу, от которой у меня подкосились ноги: «Проявите милость – добейте меня. Или определите в дом престарелых, где смогу дожить. Я очень плохо себя чувствую, иногда не могу дойти до магазина хлеба себе купить…»

«Мы очень долго разговаривали, – продолжает Мазур. – И она совсем не такая, какой до сих пор ее пытаются представить некоторые: якобы бездушная женщина, бросившая народного артиста одного в Москве и укатившая в благополучную Америку. Все совсем не так! Они оба, Армен Борисович и Татьяна Сергеевна, – два пожилых человека непростой судьбы. Прожили в браке почти полвека, и вдруг оказались разведены, оболганы – просто из-за того, что «влюбленной женщине» приглянулась их квартира, ведь с этого все и началось.

Ранее Мазур разоткровенничалась и раскрыла секрет грандиозной аферы Виталины. По ее словам, юрист театра Ирина Мосиенко подсунула престарелому и доверчивому Армену Джигарханяну в кипе прочих бумаг документ о разводе, и тот подписал его, не читая и не вникая в смысл.

«Виталина сподвигнула Ирину Мосиенко подать на развод от имени Армена Борисовича. Накануне своего юбилея он узнает, что, оказывается, может быть разведенным человеком. Но на самом деле заявление на развод ни Татьяна Сергеевна, ни Армен Борисович не подавали. По доверенности, полученной Ириной Мосиенко, их разводят, и также по доверенности Ирина Мосиенко инициирует раздел имущества», – рассказала о гадкой схеме Мазур.

Не легче прошла встреча Мазур с самим Джигарханяном. «Он тогда жил на съемной квартире, которую для него снял верный Артур Согомонян – чтобы не беспокоили посторонние. Он улыбнулся мне. И сказал очень просто, пожав плечами: «Я-то помру! А тебе со всем этим как-то придется жить», – цитирует Мазур журнал «Откровения звезд».