Вдова осталась ни с чем? Завещание Грачевского может обернуться скандалом

Сразу же после трагической кончины создателя «Ералаша» Бориса Грачевского встал вопрос о том, как родственники будут делить его имущество. Согласно данным некоторых СМИ, режиссер владел многомиллионными активами. Однако теперь выясняется, что на самом деле финансовое положение Бориса Юрьевича было не столь радужным. Более того, в окружении режиссёра говорят о том, что его молодую жену Екатерину, ставшую меньше года назад мамой, ждут серьёзные материальные трудности.

«Его жена будет в ужасном состоянии. Он был бессребреником, все вкладывал в «Ералаш». Очень переживал, что в этом году ему не выделили финансирование, но продолжал работать», — рассказала актриса Наталья Бондарчук, часто работавшая с Грачевским.

Борис Грачевский за свою жизнь построил два роскошных загородных дома. Первый он при разводе оставил своей первой жене Галине, матери его старших детей Максима и Ксении. Режиссёр расстался с супругой после 35 лет совместной жизни, говорили, что причиной развода стала его интрижка с Анной Панасенко, ставшей следующей женой Бориса Юрьевича. Однако сам Грачевский говорил, что к решению о разводе он пришёл за пять лет до того, как встретил модель.

В 2014 году по кошельку режиссёра ударил второй развод. После разрыва он купил Панасенко квартиру в Царино, машину, а также исправно платил ей щедрые алименты на дочку Василису. Эти условия были прописаны в брачном договоре, который супруги заключили перед свадьбой.

Со своей третьей женой — Екатериной Белоцерковской он жил в просторном доме в районе Рублевки. Стоимость особняка Грачевского оценивается примерно в 50 миллионов рублей. Кроме того, у него была квартира в самом центре Москвы. Информация о её стоимости в источниках сильно колеблется, но примерно составляет 17 миллионов рублей.

Выглядело всё неплохо, пока в СМИ не попала информация о том, что незадолго до смерти Грачевский заложил свой дом, чтобы помочь с долгами старшему сыну. Тот попал в совершенно безвыходную ситуацию, взяв в банке крупный кредит под бизнес, который потерпел провал. По данным СМИ, что Максим задолжал около 1 миллиарда (!) рублей.

Также выяснилось, что «Ералаш» в последние годы не приносил Грачевскому больших денег из-за проблем с финансированием. Он с трудом находил средства на продолжение съёмок и думал о продаже киножурнала.

Многие уверены, что одной из причин, подкосивших здоровье художественного руководителя «Ералаша», стал сильный стресс, от которого он не мог оправиться несколько лет. Ранее артист жаловался, что внезапно закрылся банк, в котором у него хранились средства, предназначенные для создания киножурнала. В итоге все деньги сгорели.

«Не знаю, как быть и на что снимать новые серии «Ералаша». Там были все заработанные деньги!» – сетовал Борис Грачевский. Он обращался к высокопоставленным друзьям, писал во все инстанции, но ничего поделать уже было нельзя.

Грачевский жаловался, что в сложный момент никто не предложил ему помощь. По словам продюсера, в банке лежал почти миллион долларов – резервный фонд, которым пользовались, если сотрудникам киножурнала задерживали зарплату.

Стресс, связанный с потерей денег, наложился на онкологическое заболевание, которым Борис Юрьевич страдал последние несколько лет. По слухам, артист до самой смерти переживал, что оставил «Ералаш» без «подушки безопасности».


Родные пойдут против воли Грачевского?

Борис Юрьевич, по информации КП, успел составить завещание. Хотя режиссёр смотрел в будущее с большим оптимизмом, он понимал что уже немолод. К тому же, его состояние было неважным ещё до того, как заболел коронавирусом. Несколько лет назад Грачевский признался, что болен онкологией. Молодая жена выхаживала его и помогала бороться с тяжелым недугом. Ей он и завещал своё имущество и то, что осталось на его счетах.

Грачевский обратился к нотариусу не только потому, что хотел отблагодарить Белоцерковскую за ту заботу, которую она ему подарила. Он, как утверждается, боялся, что члены его семьи могут попытаться всё у неё «отобрать». Речь шла о Панасенко, от которой он ожидал какого-нибудь «фокуса».

Пока что бывшая жена не заявила о том, что будет пытаться оспорить завещание в пользу своей дочери, но она вполне может решиться на такой поступок. Не исключено, что к борьбе за наследство подключится и старший сын режиссёра, который очень нуждается в деньгах. Единственный, кто, скорее всего, не будет пытаться «урвать своё» — Ксения. Дочь держала обиду на отца, отказывалась общаться с ним и не захотела простить его даже перед смертью.