Выходить на работу через «не хочу», чтобы окончательно не стать домашней клушей?

Во дворе и на детской площадке все считают Марину клушей.

У нее двое детей — первоклассник и трехлетка. И – исключительно детские темы в голове. Другое просто неинтересно. Горшки и кашки, сопли и диатезы, компрессы и примочки, поликлиника, раннее развитие, обучение чтению, школа, учителя, «а как у вас?» – вот, пожалуй, полный перечень ее тем.

На бездетных Марина смотрит с жалостью, как на нездоровых.

В прошлом спортсменку, активистку, тусовщицу, отличницу, да и просто красавицу – Марину сейчас просто не узнать. Бледная моль с лишними килограммами в спортивном костюме и растоптанных кроссах, тетка без возраста, которой можно дать и тридцать, и пятьдесят.

Хотя на самом–то деле лет Марине совсем немного. В двадцать два года она вышла замуж, родила и стала мамой – и ей не до внешности. Юбки, колготки, каблуки – с детьми в этом неудобно, парикмахерские и салоны – пустая трата времени и денег, работа – грустная необходимость для неудачниц, женская самореализация – красивая вывеска, прикрывающая внутреннюю пустоту и бесприютность несчастных одиноких женщин, которые опять же не смогли выйти замуж и родить…

– Ну что я могу поделать, если мне это все неинтересно? – разводит руками Марина. – Вся эта работа, самореализация, тусовки, подруги – глупости это все! Главное – дети!

Между двумя декретами Марина успела поработать, правда, это была мУка для всех, и для нее самой, и для коллег.

На работе Марина откровенно делала все «на отвали», целый день посматривала на часы, то и дело звонила няне и дождаться не могла, когда уже можно будет бежать домой, к ребенку. Вторая беременность стала для нее избавлением. Марина на следующий же день, как узнала о своем положении, написала заявление по собственному и ушла, не дожидаясь никаких выплат и декретов. Дома объяснила, что плохо себя чувствует и работать не может.

При одной мысли о работе у Марины тут же начинался токсикоз.

С тех пор она сидит дома и вполне счастлива. Варит, парит, моет, стирает, водит на кружки, делает домашние задания и, как о чуде, мечтает о третьей беременности. Это даст возможность с полным правом просидеть дома еще как минимум года три–четыре.

Да и никто уже не посмотрит косо на неработающую женщину с тремя детьми.

За материальную сторону Марина не особо беспокоится – муж работает и зарабатывает, плюс Марина сдает свою квартиру, доставшуюся от бабушки.

Муж не против, чтобы Марина сидела с детьми. Так, изредка предлагает – может, мол, тебе какое–нибудь хобби завести? Что–то, не связанное с детьми? Не скучно, дескать, дома–то, в четырех стенах? Но Марине некогда скучать: она то на кружки, то на площадки, то в парк, по в цирк, то в магазин.

Это не говоря о том, что дома тоже дел невпроворот: и почитать, и порисовать, и поклеить, и сготовить, и накормить… Какое тут хобби. Муж просто далек от всех этих проблем и не представляет, сколько это занимает времени. Книжки какие–то Марине подсовывает, фильмы – как будто вот ей действительно делать нечего дома целый день, только с книжками лежать.

Впрочем, Марина не отказывается, книжки берет и говорит, что, мол, прочла, а от обсуждений мягко уходит, переводя разговор на детей – про это у Марины всегда есть, что рассказать…

Лучшая подруга, такая же, как Марина, сумасшедшая мамаша, полтора года назад открыла детский клуб, типа студии развития, очень звала с собой Марину – хоть преподавателем, хоть администратором, хоть воспитателем…

– Ты же любишь заниматься с детьми! Методики знаешь! Со своими вон как здорово у тебя получается! давай! И лишняя копейка, и дело по душе!

И Марина сначала загорелась, а потом подумала – и отказалась.

Это ж надо пристраивать куда–то своих детей, ездить, воровать время у своей семьи – чтоб заниматься с чужими?

Развивать, готовить к школе – а свои будут в это время с какой–нибудь малоквалифицированной нянькой, которая наверняка будет в отсутствие Марины выдавать перлы типа «ложь варежки в карман» или там «не залазий на горку». Нет уж. Посмотрела она, как подруга–бизнесвумен крутится, домой приползает к ночи только, детей, которым еще полтора года назад в попку дула и на час боялась оставить, видит раз в неделю – так совсем не хочется…

Где–то в глубине души Марина понимает, что несколько заигралась в мамашу, и, в принципе, даже не в работе дело.

Поэтому все время ведет с собой внутренние монологи, в которых оправдывается сама перед собой и в очередной раз с блеском доказывает себе, что все делает правильно, наилучшим образом для детей, а это главное.

А как быть?

Найти работу, ходить туда через не хочу, отбывать время, переживать за пристроенных по нянькам детей – кому это надо? Тем более деньги не так чтобы и нужны, тогда чего ради?

Завести хобби – а как его завести, если ничего особо не интересно? Где его взять? Марина уж и форумы читала, и спрашивала, кто чем занимается – но себе ничего не подобрала. Кто фотографирует, кто мыло варит, кто картины вышивает, кто-то торты печет – все глупости какие–то, на взгляд Марины. Да и некогда.

Так может жить, как живет?

Откуда только это желание постоянно доказывать всем и себе, что живет – правильно?

Что думаете?