Вся правда о Роксолане-Хюррем: фанаты «Великолепного века» этого не переживут!

Миллионы наших соотечественниц, затаив дыхание, следят за перипетиями в жизни рыжеволосой Хюррем и восхищаются ее любовью с султаном Сулейманом.

Считавшаяся одной из самых влиятельных женщин своей эпохи, супруга османского султана-завоевателя Сулеймана Великолепного, стала по-настоящему знаменита лишь спустя почти шесть веков после смерти. О ней, правда, много говорили при жизни, причем в разных частях света.

В XIX веке ее посвятили ряд повестей, романов и даже поэм. Особенно старались украинские авторы, которые стремились связать имя Хюррем с историей своей страны. В 1990-е годы на украинском телевидении появился сериал под названием «Роксолана». Сценаристы собрали все вымыслы о Хюррем и превратили их в историю о романтической любви прекрасной рабыни и не менее прекрасного правителя.

Но все эти попытки прославить ее прошли почти незамеченными.

Лишь когда на телевидении стартовал турецкий сериал «Великолепный век» и гаремные страсти XVI века буквально ворвались в каждый дом, многие с удивлением узнали: оказывается, даже в таком сугубо патриархальном, основанном на исламских традициях государстве, как Османская империя, была женщина, игравшая заметную роль в истории.

Однако достоверной можно признать лишь общую канву исторических событий, представленных в сериале. Что до подробностей гаремного быта, характеров и даже костюмов, являющих интересный симбиоз средневековой европейской моды, Возрождения и ампира, — все это можно отнести скорее к творческой фантазии сценаристов и художников.

На самом деле, сохранилось мало документов, на которые могут опираться исследователи. Османский двор был структурой закрытой. Доступ в «святая святых» — гарем – имели лишь султан и его сыновья. Евнухи не писали мемуаров. Наложницам это и в голову не приходило. Так что об интимной жизни главы Османской империи мы узнаем лишь из переписки Сулеймана и Хюррем – переписки, которая действительно была очень нежной, что и отображено в сериале.

Какие-то отголоски событий в гареме доносят записки иностранных послов, собиравших сведения по крупицам, в том числе из сплетен, ходивших за пределами султанского дворца Топкапы. Эти сплетни и сформировали мировое «общественное мнение» о Хюррем как о ведьме, околдовавшей султана, и о злодейке, чужой кровью омывающей путь своих сыновей к трону.

С легкой руки автора «Турецких записок», посла Священной Римской империи в Стамбуле могущественная жена султана Сулеймана стала известна в Европе как Роксолана. Хотя это было только прозвище, которое турки давали рабыням-славянкам. На османских картах того времени часть Восточной Европы обозначалась как Роксолания.

В гареме же султаншу называли Хюррем (смеющаяся) — по имени, которое было присвоено ей после принятия ислама, – по некоторым сведениям, имя своей наложнице дал сам султан, что было невероятной честью

Настоящее имя Хюррем, данное ей при крещении, так и осталось неизвестным. Якобы на родине ее звали Анастасия или Александра. Вероятнее всего, она была дочерью священника родом то ли из Украины, то ли из Польши. Ее происхождение – «попа дочь» — подтверждает в своих записях один из историков того времени. А вот что касается имени и фамилии, то, скорее всего Анастасию (или Александру) Гавриловну Лисовскую вместе с большей частью подробностей ее биографии выдумали романисты XIX века.

Точно известно лишь то, что Хюррем была славянкой, похищенной из родных мест крымскими татарами, которые продали ее на невольничьем рынке в нынешней Феодосии перекупщикам из Османской империи. Вскоре она попала в гарем Сулеймана, который, возможно, тогда еще не взошел на престол, а являлся санджак-беем (правителем) Манисы.

Будущая фаворитка на тот момент была подростком, и между ее появлением в гареме и сближением с повелителем прошло несколько лет. Словом, события развивались не столь стремительно, как показано в сериале.

Итак, давайте разберемся, что же в сериале правда, а что — красивая сказка?

Героиня «Великолепного века» вмешивается в дела государства лишь для того, чтобы выжить и сохранить жизнь своим детям. Ради этого она коварным нашептыванием старается приблизить к султану одного визиря, отдалить другого, «заказывает» убийства неугодных ей сановников, плетет иногда сложные, иногда примитивные сети интриг.

А между тем в своих письмах настоящая Хюррем демонстрирует государственный ум, образованность и широкие для того времени взгляды. Так что нет ничего удивительного в том, что правитель прислушивался к ее советам.