«Вы больше внука не увидите»: вдова Децла пошла по стопам Дмитрия Шепелева

Полгода назад на гастролях в Ижевске от сердечного приступа скончался 35-летний рэп-исполнитель Кирилл Толмацкий, снискавший известность в конце 90-х под псевдонимом Децл. С тех пор не утихают пересуды о бедственном положении его вдовы Юлии Киселевой и 14-летнего сына Антония, которых якобы лишил средств к существованию отец покойного артиста — продюсер Александр Толмацкий.

«Отец Децла объявил мне войну, – уверена вдова певца. – Для чего и зачем? Внука – бабушке, творчество – дедушке, а меня они оба уже отправили искать нового мужа. Я должна выполнять команды чужого дяди, который 15 лет оскорблял моего мужа во всех интервью».

Но у папы певца другое мнение. «Мы с мамой Кирилла Ирой готовы помогать нашему внуку Антонию, но мы даже не можем с ним увидеться, – кричит отец Децла. – Дело в том, что по закону мы ему никто. Кирилл не был официально расписан с Юлей. А в свидетельстве о рождении Тони она его как отца не вписала. Якобы так ей было легче выезжать за границу без Кирилла. На самом деле Юля за счет этого держала его на крючке. У них же были сплошные скандалы, и Кирилл вообще собирался от нее уходить. И она шантажировала его: «Заберу у тебя сына, и ты его никогда не увидишь!»

Сегодня вдова Децла угрожает уже его родителям. «Самое ужасное, что она нас рассорила с внуком, – вздыхает отец Децла. – После похорон Тони два дня жил у меня. «А чего раньше с дедушкой и бабушкой не давали общаться?» – недоумевал он – И дедушка хороший, и его жена Аня неплохая, и их дети тоже нормальные». Видимо, от этого его маму переклинило. «Вы больше внука никогда не увидите», – написала она».

«Сейчас мы даже не знаем, где внук находится, – цитирует Толмацкого-старшего «Экспресс-газета». – Тони исполнилось 14 лет. Меня очень волнует, какую фамилию ему запишут при выдаче паспорта. Если он не возьмет фамилию отца, это будет вышак. А Юля уже внушила Тони, что это не она отказалась записать Кирилла его отцом, а якобы он сам этому воспротивился. Все перевернула вверх ногами. Она выжигает сыну память об отце».

Александр Толмацкий также прокомментировал вопрос наследства. Он опроверг данные, будто Кирилл перед смертью высказывал желание завещать все права на свое творчество сыну» «Ничего он не высказывал! Ему было всего 35 лет. Он что, думал, что он сейчас умрет?»

Видимо, все эти разговоры исходят от Юли. Она звонила в компанию, управляющую правами на песни Кирилла, и требовала: «Срочно дайте мне кэш!» — «Подождите! — сказали ей. — Вступите сначала в наследство!» А о каком вступлении в наследство может идти речь, если Юля препятствует официальному признанию Кирилла отцом Тони?! Не понимаю, о чем она думает. Хочет, чтобы сын был бомжом? У меня вообще начинают закрадываться в голову всякие сомнения. Раз она с таким упорством не дает делать генетическую экспертизу, может, там что-то не так.

О своей беременности Юля сообщила Кириллу, когда была уже на третьем месяце. По ее словам, до этого она не знала, что беременна. Ну, как такое могло быть?! Это же маразм! Более того, Тони совсем не похож на Кирилла. Вот мой сын Федя — одно лицо с Кириллом в детстве. А у Тони с ним нет никакого сходства. Разумеется, для нас с Ирой это не имеет значения. Кирилл вырастил его как сына. И вне зависимости от того, что покажет экспертиза, Тони останется для нас внуком.

Сейчас нужно принимать наследство. Это придется делать мне и Ире. Иначе оно вообще пропадет. Но, поверьте, нам эти деньги не нужны. Мы для себя решили: «Пусть они аккумулируются и ждут Тони!» Надеюсь, он повзрослеет, придет в себя и поймет, что у него все-таки был отец, который его очень любил. Остается только ждать. Другого выхода не вижу.

Напомним, телеведущий Дмитрий Шепелев тоже ограждает своего сына от лишнего общения с бабушкой и дедушкой – с родителями певицы Жанны Фриске, с которой не состоял в официальном браке. «Я сказал бабушке и дедушке: «Не бросайте внука. Вы знаете мой телефон, знаете, где мы живем, и где находится детская площадка». «Мы не поедем, привези его нам», – сказали они. И вместо того, чтобы ехать к внуку, они обратились в суд, чтобы суд определил порядок общения. Суд назначил: 1,5 часа в месяц. Это нормально для семьи? Не нормально. Но суд оценил действия бабушки и дедушки: угрозы, встречи и то количество внимания, которое они выделяли внуку», – пояснил он журналистам.