Вадим Казаченко растрепал интимные подробности жизни с Мартыновой

Казаченко продолжает попытки утопить Мартынова и обелить себя. Однако вместо ожидаемого эффекта выставил себя не в лучшем свете. Фанаты шокированы его низостью…

Публика уже объелась попкорном, наблюдая за сериалом под кодовым названием «Война Казаченко». Сначала Ольга обвиняла Вадима в том, что он выгнал ее беременной из дома и заставлял сделать аборт. Потом, когда у нее родился сын Филипп, поставила певцу в вину, что он отказался признать ребенка и не оказывал ему материальной помощи. А недавно пожаловалась, что Казаченко якобы пытался ее убить прямо в зале суда, и потребовала подвергнуть его психиатрической экспертизе.

— Полтора года против меня ведется самая настоящая травля, — печально констатировал Вадим Геннадьевич, интервью с которым опубликовано в Экспресс-газете накануне его 55-летия. — За все хорошее, что я сделал для Ольги Мартыновой, за то, что четыре года кормил всю ее семью, давал ей деньги на шмотки, на заграничные поездки, на дом, на ремонт этого гребаного недостроенного дома, эта женщина на букву «б» унижает меня на всю страну.

Я знал ее с 2006 года. Она была моей фанаткой. Пришла ко мне на интернет-форум и сразу же попросила у моей жены и директора Ирины Аманти контрамарки на мой концерт в «Метелице» для себя, своей мамы и подружки, чтобы им не платить за вход.

С 2012 года, когда у меня разладились отношения с Ириной, я начал общаться с Мартыновой более близко. Она нигде не работала и жила с мужиком по имени Дима. Он вроде бы занимался каким-то бизнесом. Но у него что-то не складывалось. А ей всегда не хватало денег — то на туфли, то на выплату кредита за машину. Видя, что я обращаю на нее внимание, Мартынова стала просить: «Ой, помогите!» У меня тогда деньги были. Почему бы не одолжить девушке? И за то, что я помогал ей деньгами, она начала мне давать.

Многие мне сейчас говорят, что легче было пойти на улицу и купить проститутку. Но как артист может так тупо поступать? Артисту надо нарисовать романтический образ девушки, которая нуждается в его поддержке. Обычная фигня для тех, кому за 45.

Мужик Мартыновой два года терпел, что его девушка заявлялась домой в 2 или в 3 часа ночи и не особо скрывала, что где-то с кем-то спала. Но осенью 2013 года не выдержал, загрузил в машину свои манатки и уехал. После этого Мартынова пригласила меня к себе в гости, и ее мама принялась уговаривать меня жениться: «Дочке уже 33 года. Она ни разу не была замужем. А вы, Вадим Геннадьевич, такой хороший. Пожалейте Олю и сходите с ней в ЗАГС!» У меня были к ней какие-то чувства. И я пошел у нее на поводу.

— Когда я сейчас пытаюсь объяснить, что брак с Мартыновой существовал только на бумаге, ее сторонники поднимают меня на смех: «Да ладно! Что вы нам такое плетете? Вы не мужик, раз отказываетесь от законной жены». Как этим бабам, которых спровоцировали на ненависть ко мне, объяснить, что за два с половиной года брака я провел с женой в общей сложности не больше пяти месяцев?

Реально Мартынова со мной никогда не жила. Мы встречались раз или два в неделю для секса. А все остальное время она лежала на диване у мамы в Косино-Ухтомском. И только посылала мне сообщения в Telegram или WhatsApp: «Где вы? Что вы делаете?» Такое у нас было семейное общение.

Вдобавок ко всему у Мартыновой периодически возникали проблемы с алкоголем. Она пила только пиво. Но никогда не ограничивалась одной бутылкой. Выпивала одну за другой 5 — 6 бутылок. Постепенно приходила в невменяемое состояние и отрубалась. Потом просыпалась и шла за новой партией. Так продолжалось по 3 — 4 дня. А на новый год и на ее день рождения — еще дольше. Остановиться сама она не могла. И мне приходилось оплачивать услуги доктора Игоря Орлова, который кодировал ее от алкоголя.

Слава богу, у Ирины Аманти хватило сердца, ума и чувств ко мне, чтобы по-прежнему оставаться моим директором и ждать, пока я приду в себя и начну принимать осознанные решения.

Уже в апреле 2015 года на годовщину свадьбы я честно сказал Мартыновой: «Оля, все замечательно, но семейной жизни у нас не получается. Что до свадьбы, что после свадьбы — живешь ты у мамы. Лишь иногда заезжаешь ко мне пожрать и перепихнуться. Давай по-хорошему разведемся и останемся друзьями!» — «Нет-нет-нет! — запротестовала она. — Я вас так уважаю, так люблю. Где же я найду другого такого мужа? Я к вам вообще не буду приезжать. Только не разводитесь со мной!»

Спустя год, в апреле 2016 года, пока я снимался в телепроекте «Один в один», Мартынова с мамой улетела отдыхать в Таиланд. И я уже хотел сам подать заявление о разводе. Но меня тогда остановила Ирина Аманти. «Подожди до окончания проекта! — сказала она. — Потом будешь заниматься разводом!»