«Не прощу никогда!»: Старшая дочь Грачевского не разговаривала с отцом 13 лет и даже не познакомила его с внуком

В первый раз Борис Грачевский женился в 1970 году. Ему был 21 год, и он тогда трудился разнорабочим на студии. Его жена Галина была старше на год и занималась точными науками, преуспевая в математике. Через два года после свадьбы родился сын Максим, еще через семь — дочь, которую назвали Ксенией.

Счастливый брак длился 35 лет. Максим стал бизнесменом, Ксения работала у отца в «Ералаше». Однако в 2005-м супруги развелись. Ситуации «седина в бороду, бес в ребро» не было. Просто брак, по мнению Грачевского, себя изжил. При этом к первой жене режиссер продолжал относиться с огромным уважением и любовью.

«Я обожаю эту женщину, я ее уважаю и дружу с ней и не хочу говорить ничего об этой ситуации. Я уходил не к кому-то, а просто, не изменял ей. Пять лет я жил один после развода. Никогда не позволю обижать женщину, хоть мы и расстались, дай Бог ей здоровья», — утверждал режиссер в программе «Судьба человека».

Как объяснил Грачевский, в какой-то момент отношения с первой женой зашли в тупик. Она была равнодушна к его творческим успехам. Однажды он просто взял и ушел, все оставив жене. Дочь Ксения не смогла простить за такой поступок отца.

«С Максимом мы общаемся, с Ксенией, моей старшей дочерью, отношения развалились. Были разные перипетии, 13 лет дочка со мной не разговаривает. Я в нее вкладывал много, пытался сойтись с ней не один раз. Она знает, что я готов все забыть и сказать: «Здравствуй, Ксения». У нее родился сын. Но и с внуком у меня нет никакого контакта. Но что я могу сделать? С Галиной Яковлевной, первой женой, мы не общаемся. Ничего страшного в этом нет…», — говорил Борис Юрьевич.

Ксения Грачевская после развода родителей резко прекратила общение с отцом и уволилась из его компании. Сменила даже область деятельности, уйдя из кино и открыв туристическое агентство. Ксения полностью оборвала все контакты, и не стала звонить отцу, даже когда выяснилось, что у него серьезное онкологическое заболевание. Да и пока он лежал в больнице с коронавирусом, его здоровьем не интересовалась. Словно и нет у нее отца вовсе.

«Мать терпела его выходки и прощала. В один прекрасный день отец заявил: «Галя, я ухожу», собрал чемоданы и съехал. Теперь его фото с молодыми девицами мелькают в журналах, и становится противно. По возрасту они ему годятся в дочери. Не прощу никогда!» — поясняла свою позицию журналистам Ксения Грачевская.

Сын Максим не был столь категоричен. Впрочем, не сказать, что он остался с отцом очень близок. Когда у бизнесмена, занимающегося синтетическими нефтепродуктами, возникли трудности, в том числе финансовые, Борис Юрьевич заявил, что мальчик давно вырос, он самостоятельный человек и должен разбираться сам.