Резник резко высказался о скандале в семье Успенской: «Это ей за грехи!»

Семейные отношения Любови Успенской вот уже пару месяцев активно обсуждают в Сети. Певица и ее дочь до сих пор не помирились, более того Таня уехала в США к отцу. Ситуацию довольно негативно прокомментировал поэт-песенник Илья Резник.

Илья Рахмиэлевич сегодня редкий гость на телевидении. И уж точно бы не явился на шоу, посвященное конфликту Успенской с дочерью. Резник в принципе не горит желанием общаться с Любовью Залмановной, а тем более поддерживать ее в столь нелегкий период. «Меня не интересует эта семья. Это Божья кара за ее жизнь, ее поступки и грехи. Пришло время раскаивания и вымаливания прощения у Господа Бога. Для всех на земле», — отрезал он.

В свое время поэт-песенник написал для Успенской 18 песен. В их числе «Кабриолет», «Пропади ты пропадом» и «Прабабушка», сделавшие артистку чрезвычайно популярной в России и на постсоветском пространстве. Во многом благодаря «Кабриолету» Резника Любовь Залмановну провозгласили королевой русского шансона. Однако по истечении времени именно эта песня стала камнем преткновения между исполнительницей и поэтом.

Успенская и Резник с начала нулевых годов находились в состоянии затяжного конфликта. Артистка успешно гастролировала и выступала с песнями Резника на корпоративах, зарабатывая при этом большие деньги, но авторских перечислений Илья Рахмиэлевич от нее не получал. Резник тактично молчал, но его терпение лопнуло, после телефонного звонка от одной из звукозаписывающих компаний, которая заявила о планах перезаписать альбом Успенской, включая его песни. Представитель студии звукозаписи предложил Резнику по 150 долларов за права на каждую песню.

Это предложение показалось поэту возмутительным, и он отказался от него в резкой форме. Успенскую это разозлило, и она публично начала лить грязь на Резника, предлагая «поцеловать ее в одно место». Илья Рахмиэлевич не выдержал наглости и хабальства артистки и запретил ей исполнять его песни. С тех пор прошло уже почти 20 лет, а отношения между певицей и поэтом так и остались хуже некуда.