7 фатальных ошибок, которые дорого обошлись принцессе Уэльской

В этом году исполняется 20 лет со дня автокатастрофы в туннеле перед мостом Альма на набережной Сены, унесшей жизнь принцессы Дианы. Ей было всего 36 лет.

Диана оставила яркий след в истории Великобритании, причем яркий настолько, что в 2002 году заняла 3 место в списке ста величайших британцев в истории по данным опроса, проведённого в вещательной компанией Би-би-си. Одни ее боготворят, другие считают искусным манипулятором, сделавшим имя на противопоставлении себя не слишком популярной королевской семье. Истина, традиционно, где-то рядом. Но то, что принцесса Диана сделала немало серьезных ошибок, которые привели к трагическим последствиям для нее самой, — это неоспоримый факт.

Согласилась на предложение принца Чарльза

Сейчас это кажется невероятным. Просто представьте, если бы Диана в 1981-м году не вышла за Чарльза, мир никогда бы не узнал о ее существовании. В активе Дианы не было ровным счетом ничего, кроме миловидной внешности.

Будущая жена принца училась очень плохо: она дважды провалила выпускные экзамены в школе и едва вытянула всего один семестр в колледже. Вопреки распространенному мнению, Диана не была богатой до свадьбы.

По британским законам, пэрские титулы (включая титул графа Спенсера) вместе со всем движимым и недвижимым имуществом переходили к единственному сыну, младшему брату Дианы. Ее старшие сестры уже были замужем, причем весьма успешно.

Какое будущее могло ждать скромницу Диану, не прими она предложение Чарльза? Навряд ли она сама добилась бы той заоблачной популярности и обожания, какое было у нее в статусе жены наследного принца.

В год, когда она стала официальной девушкой принца Уэльского, леди Ди уже пару лет жила в Лондоне, сначала у мамы, а после – в квартире, которую ей подарили на 18-летие. И поскольку особого образования девушка не имела, то бралась за любую работу, нигде, впрочем, долго не задерживаясь: убиралась за деньги у старшей сестры и некоторых ее друзей, помогала организовывать вечеринки, работала инструктором танцев для подростков, няней у экспатов из США по фамилии Робертсон, помощницей учителя в Young England School и помощницей воспитателя в детском саду. Вот такой послужной список сложился у леди Дианы Спенсер к тому моменту, когда ее начали активно подталкивать к принцу Уэльскому.

Ситуация развивалась по сюжету классического романа Джейн Остин: девушка раз за разом оказывалась в нужном месте в нужное время. Все, что ей оставалось сделать – это попасться на глаза принцу Чарльзу (которому Двор активно подыскивал невесту) и хотя бы что-то сказать. Учитывая близость бабки Дианы к Королеве-матери, а также соседство родового поместья Спенсеров и королевской резиденции в Норфолке, это было легко организовать.

Чарльз отдавал должное скромности и чувствительности Дианы, но, конечно, не планировал ни развивать отношения, ни тем более на ней жениться. Однако информация о том, что принц якобы нашел себе новую девушку, с чьей-то легкой руки оказалась достоянием журналистов. Отношения Дианы и Чарльза стали предметом спекуляций в прессе.

Точку в этом вопросе решил поставить принц-консорт Филипп. Поскольку живое человеческое общение между отцом и сыном было не в чести у герцога Эдинбургского, он написал старшему наследнику суровое письмо, в котором потребовал защитить доброе имя девушки, как подобает мужчине. Принц Чарльз, по словам его тети, кузины Филиппа, Памеллы Хикс, воспринял это как приказ: он сделал Диане предложение, которое леди Спенсер, знавшая принца всего несколько месяцев и не имевшая с ним ничего общего, приняла без колебаний.

В интервью по случаю официального объявления о помолвке Чарльз сказал, что был искренне поражен тем, что «Диана оказалась готова положиться на него». Но сарказм этих слов стал очевиден и понятен только спустя много лет.

Переоценила себя и недооценила Камиллу

Семья Виндзоров скупа на эмоции, ее представители не плачут даже на похоронах самых близких людей, а уж на свадьбе – тем более. Даже если эта свадьба означает крах всех твоих мечтаний о счастливой жизни с той, кого действительно любишь. Чарльз выплакал свои слезы по Камилле Паркер Боулз накануне «Свадьбы века». К тому моменту их роман с препятствиями длился уже 9 лет.

О чем, безусловно, знала и Диана, последние два года жившая не в глухой деревне, а в Лондоне, где подобного рода информация всегда попадала на первые полосы газет. На что же рассчитывала 19-летняя скороспелая невеста, у которой общий стаж знакомства с будущим супругом составлял меньше года, а общения – и того меньше? Чем она собиралась затмить Камиллу?

«Медовый месяц оказался отличной возможностью выспаться», ─ фраза из письма Дианы, написанного своей фрейлине 15 августа 1981 года, спустя 2 недели после пышной королевской свадьбы. То есть едва став законной женой 33-летнего мужчины, который 9 лет имел любовную связь с темпераментной и опытной в любовных делах соперницей, Диана не нашла ничего лучшего, как с чувством глубокого удовлетворения проспать медовый месяц. Можно без труда представить себе, как в это время заскучал по Камилле Чарльз.

Между Чарльзом и Дианой была интеллектуальная и духовная пропасть. Почти 13 лет разницы в возрасте нужно было компенсировать хоть чем-то, но она решила, что это он, Чарльз, должен взять на себя труд «спуститься» на ее уровень развития, а никак не она «подняться» до уровня супруга. Она не интересовалась хобби принца Уэльского, не пыталась подружиться с его друзьями, критиковала его привычки и с издевкой относилась к его набожности. Им буквально не о чем было говорить друг с другом, а слушать Чарльза так, как это делала Камилла, Диана и вовсе не умела.

Примечательный факт: любимыми книгами леди Ди были любовные романы Барбары Картленд. Еще до замужества она зачитывалась книжкой «Невеста короля», признаваясь, что в ней находили воплощения все ее девичьи мечты. В 1993 году сама писательница скажет: «Диана читала только написанные мной книги. Что ни говори, но это не лучший выбор». Американка Мэри Робертсон, у которой Диана Спенсер работала няней незадолго до помолвки, тоже вспоминала, что была крайне удивлена ограниченными литературными пристрастиями девушки и даже посоветовала ей начать читать The Times и Daily Telegraph, дабы иметь возможность поддерживать беседы с Чарльзом.

После того, как стало очевидно, что Чарльз скучает в ее присутствии, Диана сделала еще одну стратегическую ошибку (что простительно девушке ее возраста, но, увы, не меняет финал): она начала ревновать мужа к его бывшей любовнице. Это сильно «заземлило» Диану в глазах Чарльза. А она, не понимая этого, придумывала все новые поводы для ревности и новые оскорбительные прозвища для Камиллы. Одно из них даже осталось в истории – «ротвейлер». По мнению Дианы, Камилла мертвой хваткой вцепилась в Чарльза, как делает собака этой охранной породы. Похоже, «Королева сердец» так до конца жизни и не смогла понять, в чем она все время проигрывала более «старой» и менее привлекательной сопернице.

Устраивала мужу истерики

Многочисленные воспоминания о Диане и ее собственные признания, сделанные в интервью BBC в 1995 году, четко указывают на то, что у Леди Ди был истероидный тип личности. Впервые во всей красе это проявилось, когда, будучи на 3-м месяце беременности (а забеременела Диана почти сразу после свадьбы), она инсценировала падение с лестницы. Разумеется, все закончилось благополучно, а до смерти напуганный Чарльз весь остаток беременности Дианы сдувал с нее пылинки.

После родов, по признанию самой принцессы, она вновь стала страдать от недостатка внимания, впала в послеродовую депрессию, а после начала демонстративно наносить себе телесные повреждения. Правда, именно что «демонстративные», а не такие, которые могли действительно как-то навредить ее внешности. В интервью BBC принцесса Уэльская заявила, что была, возможно, «первой в Королевской семье, кто когда-либо испытывал депрессию или, по крайней мере, первой, кто позволил себе проявить ее открыто». Такая регулярная «открытость» оттолкнула от нее Чарльза и его семью.

Помимо депрессии Диана страдала периодическими расстройствами пищевого поведения. Она сама признавалась, что в начале брака более четырех лет страдала булимией, которая была связана с недовольством своей фигурой и с нервным перенапряжением из-за свалившихся на нее жизненных перемен. Бесконтрольное переедание, после которого принцесса отправлялась в уборную, дабы вызвать рвоту, тоже не добавляло романтики супружеским отношениям.

Диану не раз направляли на лечение, однако, как известно, это ни к чему не привело, поскольку истинная проблема крылась в эгоцентричном характере молодой женщины, в ее ненасытной жажде внимания окружающих к своей особе и, что самое главное, в нежелании работать над собой. В стране, где уже тогда была отлично развита система частных психотерапевтов и психоаналитиков, Диана предпочла рефлексировать, жалеть себя и шантажировать окружающих своими выходками. Это сначала пугало и расстраивало Чарльза и Елизавету, потом шок сменился раздражением и отчуждением.

К 1985 году принцесса сумела полностью отдалиться от мужа. Чарльз вспомнил о Камилле, Диана… о рыжем инструкторе по верховой езде.