«Кричал: «Мама, мамочка! Виталина! Виталина!»: медсестра раскрыла подробности последних дней Джигарханяна

Армен Джигарханян умер 14 ноября, но о последних днях актера все еще поступает очень противоречивая информация. Шокирующие подробности о госпитализации артиста раскрыла медсестра, ухаживавшая за умирающим артистом.

Окружение Армена Борисовича последний год твердило, что без Виталины Цымбалюк-Романовской артисту стало гораздо лучше, мол, он полон творческих планов, руководит театром из дома. К Джигарханяну даже вернулась из Штатов бывшая жена Татьяна Власова, в семье воцарились мир и покой. Но когда актер умер, поползли слухи, что Армен Борисович был брошен друзьями и семьей, за ним якобы не ухаживали, а порой даже и не кормили.

О последних днях артиста на условиях анонимности рассказала медсестра. Женщина дежурила у кровати умирающего Армена Борисовича. По ее словам, Джигарханян понимал, кто он, но где находится, не знал. Сознание актера потерялось где-то в конце 1980-х. Но бывали и просветления. Близкие Армена Борисовича не пытались помочь ему, актера просто бросили в медучреждении. Он умирал в мучениях и одиночестве. По ее словам, народный артист СССР похудел, у него были сильные пролежни (это подтвердил и пасынок Джигарханяна Степан), выглядел он неухоженным… Даже футболку не могли снять врачи – она прилипла к телу.

«Армен Борисович, когда ему ночами было очень плохо, кричал: «Мама, мамочка! Виталина! Виталина!» Я думала, Виталина его родственница. Потом, когда он умер, я прочла в интернете и написала ей в инстаграм», — призналась медсестра.

При этом женщина отметила, что бывшую супругу, Татьяну Власову, актер ни видеть, ни слышать не желал. «Однажды сиделка при мне сделала видеозвонок ему с Татьяной Сергеевной и спросила: «Армен Борисович, будете разговаривать?» Он закричал: «Убери ее от меня!»», — рассказала в интервью «Комсомольской правде» работница больницы.

Ранее похожее заявление сделал юморист Евгений Петросян. По словам артиста, его товарищ умирал в муках, а близким было не до него. Якобы в больницу умирающий Джигарханян попал в запущенном состоянии с пролежнями. «Гнил, лежа в постели, потому что никто к нему не подходил», — заявил Петросян.

Последние дни жизни Армен Борисович провел в Университетской клинике МГУ, которой руководит профессор, академик РАН Армаис Камалов. Лечащий врач артиста уверяет, что рассказ медсестры не соответствует действительности. По его словам, перед смертью Армен Джигарханян чаще вспоминал не о бывших женах (Виталине Цымбалюк-Романовской и Татьяне Власовой, – Прим. ред.), а о самом себе. Его волновало то, как он прожил жизнь, каким казался публике, каких успехов добился на актерском поприще. За считанное количество дней до кончины Армен Джигарханян заявил, что хочет насладиться любимым фильмом, в котором исполнил прекрасную роль. «Он хотел в последний раз посмотреть на себя со стороны.», – сказал директор клиники МГУ, однако не сообщил, какой именно фильм просила включить покойная легенда перед смертью.

На скандальные слухи также отреагировал пасынок Джигарханяна Степан. Мужчина пришел в недоумение, прочитав все, что пишут после смерти Армена Борисовича. Степан набросился с обвинениями в распускании слухов на молодую жену юмориста Татьяну Брухунову.

«Петросян никакого отношения не имеет к Армену Борисовичу. Они не дружили и не общались. Он не знал и не мог знать истинное положение дел. Думаю, этот бред ему подсказала его молодая жена. А они – Виталина и Татьяна вот эта петросяновская – не то, что бы прямо подруги, но общаются, оттуда и ноги растут. Понятное дело, что это оттуда навеяно», — убежден пасынок артиста.

Степан не смог совладать с эмоциями во время беседы с корреспондентом «Комсомольской правды» и выругался. «Я так полагаю, эту карту та сторона, эта куча шавок продолжит усиленно разыгрывать», — сказал он.

Пасынок артиста не отрицает, что во времена отношений с Виталиной Армен Борисович чувствовал себя лучше. Но в этом нет заслуги пианистки, просто актер был тогда моложе.

«Виталина говорит: «При мне он себя чувствовал лучше». Ну так, милая, уже сколько лет прошло. Пройди еще пять лет – у нее аргумент остался бы точно таким же что «при мне он чувствовал лучше». Естественно! При ней он чувствовал себя лучше потому, что он был моложе. А в возрасте за 80 не то что три года, а полгода – срок огромный, за который могут произойти фатальные изменения в организме», — заключил Степан.