Осталась 31 тысяча рублей: Рыбин и Сенчукова находятся на грани разорения из-за пандемии

57-летний Виктор Рыбин признался, что из-за пандемии коронавируса его семья осталась без средств к существованию. По словам лидера группы «Дюна», и он, и его супруга Наталья Сенчукова сидят без работы из-за пандемии.

Финансовой подушки безопасности у супругов тоже не оказалось: все накопления они вложили в строительство детского спортивного комплекса в городе Долгопрудном. Пятнадцать лет назад Виктор решил построить зал единоборств, однако выяснилось, что такой центр не нужен городу.

Звездной паре посоветовали переделать спортивный объект под торговый центр. Виктор и Наталья согласились в надежде на то, что смогут быстрее продать недвижимость.

Чтобы дело пошло быстрее, к строительству подключился муж сестры Сенчуковой. Мужчина на эти цели даже взял кредит. «Но в 2014 году он все потерял. Чтобы рассчитаться с долгами, он продал квартиру. Наташина сестра уже несколько лет живет в съемном доме из-за нашего спортивного комплекса», — поделился подробностями семейной драмы артист.

Рыбин и Сенчукова каждый месяц вынуждены платить за недострой. Чтобы рассчитаться с долгами, центр выставили на продажу за 129 миллионов рублей — именно столько они потратили на него. Они надеются, что покупатель найдется в ближайшее время, ведь финансовое положение знаменитостей сильно пошатнулось.

«Заработки исчезли. У нас с Натальей дошло до смешного — осталась 31 тысяча рублей, все! Это честно. У меня хобби, которое жрет деньги. Мой дом-теплоход все сожрал. Пока в долги не влезли. На хлеб хватит», — признался певец.

Как выяснилось, у артиста есть дорогостоящее хобби: он строит дом на теплоходе. О том, чтобы продать судно, Виктор не думает, он считает плавучий дом своим детищем и не готов с ним расставаться.

У супругом есть друзья, готовые помочь с деньгами, но артисты ничего не просили. Виктор отметил, что их подруга, которая является директором продуктового холдинга, угостила их четырьмя ящиками тушенки. Сенчукова и Рыбин вообще-то вегетарианцы, но мясо оставили на всякий случай.